(no subject)

Лирический герой мой не лиричен,
Он депрессивен, злобен и порой
Из тубика выдавливает гной
Души своей, неправедно больной
На белый лист, на девственность его,
Чтоб насладиться муками изгнанья
Ненужного мучительного знанья
И более не помнить ничего,
Зачем пишу стихи? - сейчас ведь время,
Когда стихи не пишет лишь слепой,
Я замолчать хочу, заткнуться и домой
Пойти, чтобы ослабнуть там, и темя
Положить горячее на хлад подушки,
Жена закроет ставни, день уйдет
Словно привратник кланяясь, и кот
Возляжет мне к ногам, я песнь кукушки
Услышу сквозь шум дня, чуть приглушенный,
Послушаю ее, заплачу и меня
Сон одолеет, я усну, опустошенный,
До следующего дня.

(no subject)

Из компромиссов и сомнений
Предпочитаю бой и драку,
Из овощей люблю пельмени,
Для дружбы выберу собаку,
Я книгами топлю камин,
Пылает ярко Ланцелот,
А долговязый дон Кихот
Лишь тлеет, странный господин,
Я пью на завтрак кровь людскую,
Вгрызаюсь в печень на обед,
Текут по подбородку струи
Чужого жира из котлет,
Я – вурдалак, мне ваши жизни
Лишь пища сочинить стишок,
Все бури мира, катаклизмы,
Болезни, страхи, смерти, тризны,
Землетрясения, цунами
(Ну это только между нами) -
Лишь повод для пинг-понга строк.

***

Жена моя - поэзия,
Любовница – любовь,
Коварные две бестии.
Неверные, и вновь
Я верю им напрасно,
Измены забывая,
С другими крутят шашни,
Коленки раздвигая.

***

9-09 , время забот,
Крюк в челюсть - слева,
В пах - апперкот,
Мозг лихорадочно
Ищет ответ,
Много загадочного,
Ясного нет.

***

Не раз я примерял аскезы
Наряд убогий и простой,
И бились в лоб мой антитезы
С софизмами наперебой,
Я смысл зеноновых апорий
Искал в несовершенстве рифм,
И часто пел то плач, то гимн,
Не разобравшись априори,
Ничто я не считал порочным,
Природу с Богом я равнял,
И право первой брачной ночи
По чести данным мне считал.

***
Я считаю гражданство
Вариантом прописки,
Где тиран жидковласый
Возглавляет все списки,
Где в гроссбухах амбарных
Наши ФИО и лица,
И листает нас, палец
Слюнявя, мокрица.

***

О как же воняет от власти российской,
Хотя все в бриони от вовы до слиски,
Но запах и грязь вековечных портянок,
Сортиров, бараков, сизо и лубянок,
Фекалий народных
На фалдах у власти,
Не вытравить сроду,
И даже отчасти.

(no subject)

Я перистальтики науку
За рефлексию принимал,
Метеоризма грубым звукам
Как экзистенции внимал,
И несварения колизьям
Смысл придавал великих книг,
Когда отросток мой поник
Воспринял как апокалипсис.

***

Из быта в бытие прорваться
Не знаю, как? - в прорыв, в обход,
Насупленность бровей, признаться,
Туда мандата не дает,
Тоска извечная моя,
Духовно сумрачный настрой
Лишь маска даже пред собой
Для демонстрации, что я
Имею не такой покрой,
Как у обычного тряпья.

Утро 18 марта 2011 года.

1.
В плену стереотипов, догм и штампов
Век проживаю свой в скупых слезах,
Аж пальцы стер о древнюю я лампу,
Но джинн никак не хочет вылезать,
А вылезет, спрошу его как друга,
Как примет душ, съест миску макарон, -
Смогу прорвать стереотипов я кольчугу,
Вериги сбросить схем чужих и догм,
Поможет ли от штампов отказаться,
Подскажет непривычный ритм и строй,
Научит, как мне быть, а не казаться,
И стать в конце концов самим собой?

2.
Плакал в пьяном я угаре,
Как про Вульфа смерть узнал,
Не живет он больше в шаре,
В ящик он теперь сыграл.

3.
Я мурлыкаю как кошка
И визжу как пес во сне,
Пожалей меня немножко,
Почеши за ухом мне.

4.
Хочу простые вещи
И чувств простых набор:
Избу, колодец, печку,
Тебя, траву, простор.

5.
Метафоры мне надоели,
Придуманный мир идей,
Постели мне постель белую,
Люби меня без затей,
Борща свари наваристого
И черный хлеб нарежь,
Не найдешь такого покладистого,
Как я без стихов и надежд.

6.
Рифма-сволочь, отвяжись,
Отвали строка-измена,
Что за ебаная жизнь,
Когда вы всему замена.

7.
Не чурайся моих откровений
И открытой как рана души,
Я стою пред тобой на коленях,
Но унизить меня не спеши.

8.
В бесплодных дней метаниях
Я горних сил фискал,
Мне мускус увяданья
Вкуснее меда стал,
Поверь моим признаниям,
В отчаянии забав
И в страстности лобзаний
Я искренен и прав.

10-11 марта 2011 года.

1.
Бьется в черепе строка,
Ищет выход, ищет повод,
Чтоб уже наверняка
Натянуть на рифме повод,
Толчея из рифм и строк,
Средь идей - и шум, и гам,
Чтоб сумел я, чтобы смог
Их скорей представить вам.

2.
О ненасытная потребность изменять
Былым мечтам, желаниям и сомнениям,
Качаются в раздумьях мгновенья,
Желая повернуть хоть что-то вспять.

3.
Я молить тебя не стану,
Не умею – не проси,
Пред тобой когда предстану,
Господи, меня спаси,
В синяках явлюсь иль в ранах,
Среди ночи или дня,
Пред тобой когда предстану,
Господи, спаси меня,
Трезвый буду или пьяный,
На коне иль без коня,
Пред тобой когда предстану,
Господи, прости меня,
Без подвоха и обмана
Как обмоют, Господи,
Пред тобой когда предстану,
Я прошу - меня прости,
Но уж если совсем честно,
Жил безбожно, так и знай,
И когда приду на место,
Не спасай и не прощай.

4.
Все согласные молчат,
Словно в рот воды набрали,
Про молчание ягнят
В детстве им не рассказали.

5.
Не похож я на Иисуса,
Как сказал евангелист,
Отчего ж тогда, Маруся,
Так умен я и речист?

6.
Был бы я собачкой Кони,
Ел у Путина с руки
И лизал с его ладоней
Кровь чужую и мозги.

7.
На могилу Сталина если б я попал,
То могучу кучу там бы я наклал,
А потом, вздохнув легко,
Спел бы с чувством «Сулико».

8.
Страсти по фон Триеру.

Я боюсь леса,
Травы некошеной,
Тихого плеса,
Избы заброшенной,
Скрипят половицы,
Боюсь ходить,
Большие птицы
Слетаются пить,
Мое отраженье
Вода искажает,
Любое движение
Меня пугает,
Боюсь заснуть,
Мир враждебен,
Замкнут путь,
Низко небо,
До него достать
Трудно разве,
Не могу встать,
Ноги в язвах,
Один лежу,
Никого кроме,
Пошла молва,
Что я помер,
Иди в лес,
Где тропинка в овраг,
Там вышел весь,
Превратился в прах.

9.
На краю, у самой бездны
Я стою, поэт безвестный,
Шаг вперед, и камнем вниз
Полечу без всяких виз.

(no subject)

День прощенья истекает.
Непрощенных череда
Мерно длит свои года.
Лишь прощенный умирает

***

Донинская осень,
Донинские дни,
От сгоревших сосен
Остовы и пни.
Был я счастлив, не ли,
Наяву, во сне
Донинские ветлы
Кланяются мне.

(no subject)

Утро прощеного воскресенья.

Прости, прости, прости, прости…
Прости меня, прости ему,
Все тонет в тягостном дыму
Своих обид, чужих проклятий,
Ответных слов, пустых объятий,
Неискренних рукопожатий,
Я головы не подниму
Пока обида не отпустит,
Не промелькнет луч сквозь туман,
И не рассеется обман
Былой и неоплатной грусти,
Прости, прости, прости, прости…
Прости и мужу, и немужу,
Наступит день, просохнут лужи,
Пройдет жара, гроза и стужа,
Настанет утро новых драм,
Пройдут века и государства,
Империи падут и царства,
Возникнет из песка Адам,
И Ева возродится вновь,
И заиграют дух и кровь,
И снова к древу обратятся,
Проходит все, и новый стих
Слепой рассказчик начинает,
Прости, прости, прости, прости…
Проходит ночь. Свежо. Светает.

***
О мой потасканный герой,
Смешны твои потуги к славе,
Лишь опаленные дубравы
Согласны слушать голос твой,
Он пафосно неинтересен,
Карикатурны вид и тон,
Твоих претензий визг смешон,
Коль бы не был столь неуместен.

***
Миллионы ушли не в постели
Без священнического «отпущающе»,
Рвы с телами покрыли метели,
Но мой дух не покроют страдающий.

Проба пера на аглицком:

America, you were the heaven
For me when I was ten or eleven,
Now I am fifty two -
You are the heaven for me too.

***
Стою впритык, спина к спине
Я в переполненном вагоне,
Плывут поля, снега, перроны
И я в заплеванном окне.

Мой образ в том окне расплывчат,
И нечитаем, и ведом
Каким-то неизбывным сном,
Каким-то призрачным величьем.

Себе кажусь в смрадном тепле
То демиургом, то пророком
С уже, правда, потухшим оком
Из-за разводов на стекле.

(no subject)

1.
Где мне взять идею,
Образ и сюжет,
Словом я владею,
Мыслями же нет,
Мысли нет свободной,
Чистой, как родник,
Мозг мой неспособный
Мозжечком поник,
Подскажите тему,
подскажите сабдж,
Ведь уходит время,
Как палач на ланч,
Скоро воротится
С топором палач,
Голова скатИтся
В яму словно мяч.

2.
Остановка, электричка,
Люди, снег, мороз, собаки,
Что за давняя привычка
Кулаками после драки
В пустоте махать, ругая
Белый свет, и, я не знаю, -
Остановку, электричку,
Снег, мороз, людей, собак,
Даже давнюю привычку
Жить без бурь, без драм, без драк,
Бурю создавать в стакане,
Драму - с вошью на аркане,
Драку - с чучелом отважным
В декорациях бумажных.

3.
О давние мгновения любви,
Как молнии ночные среди моря,
В щелях и трещинах, и на чужом подворье
Ржавеет мой фрегат словно в крови.

(no subject)

1.
Ветерок истории лоб мне холодит,
В Англетере вздернулся молодой пиит,
А другой, нахваливая Ленина и труд,
От тоски зеленой пулю пустил в грудь,
Рядом не присядешь, щелки не осталось,
Есть веревка с мылом, только это мало.

2. Т. Кибирову (Запоеву).

Поэт преуспевающий
Внушает недоверие,
Сидит такой зевающий
Еще из эСэСэРии,
Ни истины, ни страсти,
И смотрит как дебил,
Чем есть с ладони власти,
Уж лучше бы запил.

3.
Россия - это общая могила
Талантов, жизней, истин и страстей,
Появится кто с непривычной силой,
Его в могилу тащат поскорей,
Нельзя иметь ни мнения, ни воли,
Шагай в ряду и прославляй вождей,
На раны сыпят соль с ухмылкой тролли,
Чтобы еще нам было всем больней,
Рвы с трупами кругом до горизонта,
И запах разложения бьет в нос,
На троне тоже труп (иль два) сидят под зонтом,
Кладут им головы людишек на поднос.

4.
Я протестант. Я протестую
Против засилия невежд,
Обняв за талию статую
Свободы, прокричу - against.

5.
Несите бремя лести,
Картонные сердца,
Бубенчики из жести,
Из проволок коса,
Не верю вашим песням,
Сироп лжи горло жжет,
Неискренности вести,
Неверия компот,
Я добрым сказкам с детства
Не верил никогда,
В зарубках мое сердце,
В ранениях года,
Не верю в силу слова,
Изверился вконец,
Пусть круг начнется снова,
Но вне меня и без.

6.
"Я ловлю в далеком отголоске..."
Борис Пастернак.

В далеком отголоске слышу я
Какие-то неясные созвучия,
То слабый треск, когда ломают сучья,
Гусиный клекот, крики воронья,
Шаги и стуки, шорох, песни, вой,
То злобный окрик "Стой!", команду "Пли!",
То кто-то стон предсмертный слабо длит,
Мне этот стон знаком. Неужто мой?

(no subject)

Донино-Выхино, 08.42-09.22 16.02.11,

От незатейливых до замысловатых
Знавал я женщин, щупал им места,
Одна, к примеру, пухлая как вата,
Другая как кремЕнь была тверда.
Одна проста как валенок иль кружка,
Другая - посложнее, чем бином,
А третья снова проще, чем полушка,
Четвертая как сложный полином,
Топил их лед я шуткой искрометной,
Напором брал их крепости в три дня,
Ложилась сложная, кряхтя, с большой охотой,
Простейшая с задержкой, дрожь уняв,
И начиналось светопреставленье,
Что вытворяли девки! – Боже ж мой,
Простата после этих упражнений
До пенсии просилась на покой,
И вот однажды встретил я такую,
Она из Гейне шпарила стихи,
Красивая была словно статуя,
Что я видал в музее у реки,
При ней терялся я и кашлял от волненья,
Ночами наизусть учил Сафо,
Но как-то падает статуя на колени.
И в рот берет маленка моего,
Тогда я понял, Гейне – это сила,
Да и Сафо талантлива вполне,
Но для живых то важно и то мило,
Что между ног волнуется в огне.

***

Это ж надо такому случиться,
Я влюбился в статую одну,
Я такое плечо и ключицу
Не видал у живых, хоть тяну
Уже третий год фельдшера лямку
В отделении травмы костей,
Но такие коленки и ляжки
Не встречал у живых я людей,
Я повесил ее над кроватью,
Без нее уже жить не могу,
Подрочу на нее (не женат я),
И вприпрыжку на службу бегу.

***

Пукнул я в трамвае,
Что мне делать, коль
Съел вчера макая
В перец я и соль
Около полпуда
Польских рыб-салак,
Знать я мог откуда,
Что нам Польша враг.